предлагает Вам запомнить сайт «»
Вы хотите запомнить сайт «»?
Да Нет
×
Прогноз погоды
Борис Гуменик Поделился записью МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА МС
верхние два - принимаются! свеженькие для меня))
0
Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Борис Гуменик Поделился записью СМИ. Актуальные новости - здесь
Витязева перемудрила до такой степени, что стала похожей на тех, кого постоянно рвет на части - на упоротых хохлов. вот что с человеком делает оголтелый патриотизм
0
Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Борис Гуменик Поделился записью Медвежий угол
Конченные придурки, все в статье - ложь. я ее даже не читал. вполне достаточно фотографии...покажите сне фото. где немцы повесили солдата Красной армии. Такого фото не сущетвует в природе! поэтому идите все вы в жопу, болваны. косящие под патриотов. вы такие же упоротые, как и ваши укро-братья
0
Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Борис Гуменик Поделился записью Мир мужчины
кроме штангистки)
0
Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Борис Гуменик Поделился записью Патриот России и Советского Союза
А был ли мальчик? Нет, его не было. Был взрослый и рассудительный человек, умеющий анализировать и жадный к познанию. А еще - не верящий в "так все говорят". К тому же, прекрасно владеющий немецким языком (а значит читающий документы в подлиннике).
Новая "Звезда Интернета" зазвездилась благодаря оголтелым, "быстросотворенным" патриотам ("патриотам" читать тоже в кавычках), которые, скаля озлобленными клыками, поселились (спрятались точнее), в "последнем убежище негодяев".
Каждый слышит то, что он хочет слышать. Первое, что услышал я, это то, что Коля был участником встречи российских и немецких детей в День скорби.
Первое, что услышали негодяи: на скорбь имеют право только советские люди, немцам в скорби надо отказать, они не люди - фашисты!
Потом я услышал, что ко Дню скорби школьники из гимназии Нового Уренгоя и гимназии имени Фридриха из немецкого города Кассель, совместно изучали биографии жертв Второй мировой войны, а к 19 ноября подготовили доклады о
конкретных людях. Эти доклады подростки читали с трибуны бундестага. Немецкие школьники рассказали о конкретных солдатах Красной армии, а российские школьники - о солдатах Вермахта.
Негодяи же услышали, что Николай Десятниченко уравнял кровь немецких и советских солдат, сделав и тех, и других жертвами войны.
Я услышал, что Колю "тронула" судьба немецкого солдата Рау, который попал в "сталинградский котел", был пленен, попал в лагерь для военнопленных, и только в 2016-м семье Рау стало известно, что солдат умер, когда ему исполнился 21 год.
А болваны услышали: этот гаденыш сказал "так называемый сталинградский котел", унизив тем самым великую битву советского народа. Идиоты!! Он сказал это для немцев, выступая перед ними. Такой идиомы - "сталинградский котел", в немецком языке нет, поэтому и "так называемый". Выступал бы Коля перед нашей аудиторией, конечно же он такого не произнес бы.
Я услышал в завершении речи школьника, цитату Бисмарка: "Всякий, кто заглянул в стекленеющие глаза солдата, умирающего на поле боя, хорошо подумает, прежде чем начать войну". И завершил школьник свою речь словами: "Я искренне надеюсь, что на всей земле восторжествует здравый смысл и мир больше никогда не увидит войн".
А идиёты-патриёты услышали: сученыш призывает к примирению с врагом, к жалости и сочувствию ему. Он таким образом ослабляет боевой дух наш. Мы же за Родину любому пасть порвем! Вот прямо сейчас и порвем, лежа на диване и клацая по клавиатуре.
Путин словами Пескова: "Николай Десятниченко, очевидно, очень волновался во время выступления в Бундестаге, однако не имел в виду ничего плохого, поэтому последовавшее за его заявлениями - экзальтированная травля. Обвинять его в каком-то злом умысле, тем более пропаганде нацизма, во всех смертных грехах, считаю неверным. Призываю всех сосредоточиться на вопросах образования, а не заниматься упражнениями в плане человеконенавистничества".
0
Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Борис Гуменик
Борис Гуменик Ирина Гальченко 22 ноября, в 11:38 я уважаю Медведева. как ведущего "Специального корреспондента", он та хорош. Но не тут... тут он лжив и лжив предъвзято. Никогда немцы не сжигали детей. не варили их. на били головой о заборы. не расстреливали. не вешали... и мне очень жаль, Ира, что ты думаешь иначе Текст скрыт развернуть
0
Ирина Гальченко
Ирина Гальченко Борис Гуменик 25 ноября, в 08:53 Борюшка,душа моя,тебе и твоей семье очень повезло оказаться там в наше время!)
"Немецкие дети, увидев русских рабов, бросали в них камни"
Ещё живы в Германии те немцы, которые использовали советских граждан в качестве рабов. Натуральных, классических рабов, полностью зависящих от хозяина, вещью которого они являются. И было это рабство на уровне государственной политики крупнейшего европейского государства.
" ...Для тех же, кого довозили в Германию, настоящим шоком — возможно, даже большим, чем все предыдущие издевательства, — становилось понимание, что их просто не считают за людей.
Все начиналось сразу после прибытия в Германию. Третий Рейх — это не дикая большевистская страна, здесь существует частная собственность. Привезенных с Востока рабов выставляли на продажу. Крупные фирмы: Круппа, Сименса, Юнкерса, Геринга — закупали остарбайтеров десятками тысяч — оптовыми партиями. Но фюрер позаботился, чтобы и простой немец мог купить себе рабочего, а то и несколько.
«Моя соседка на днях приобрела себе работницу, — писала фрау Бок своему воюющему на Востоке сыну Вильгельму. — Она внесла в кассу деньги, и ей предоставили возможность выбирать по вкусу любую из только что пригнанных сюда женщин из России».
...Конечно, эти русские дикари мрут как мухи — но ведь всегда можно приобрести новых. «Вчера днем к нам прибежала Анна Лиза Ростерт, — писали из дома обер-ефрейтору Рудольфу Ламмермайеру. — Она была сильно озлоблена. У них в свинарнике повесилась русская девка. Наши работницы-польки говорили, что фрау Ростерт все била, ругала русскую. Покончила та с собой, вероятно, в минуту отчаянья. Мы утешали фрау Ростерт, можно ведь за недорогую цену приобрести новую русскую работницу...»
«...В среду опять похоронили двух русских, — писала другому солдату его невеста. — Их теперь здесь на кладбище похоронено уже пятеро, а двое уже опять при смерти. Да и что им жить, следовало бы их всех перебить...»
«Я со своими русскими разговариваю только ногами», — хвастался один немецкий хозяин. «Если бы я хоть на минуту представил, что это люди, я б с ума сошел», — признавался другой, и даже немецкие дети, увидев русских рабов, бросали в них камни. Это немецкое чувство расового превосходства бывшие рабы германского Рейха помнили до конца жизни; как кошмар в памяти воскресали, казалось, прочно забытые сцены.
«...Нас гонят по улице небольшого рурского городка. Только что мы носили мебель в какое-то здание, и полицейские, сопровождающие нас, даже довольны нами. По тротуару идут две нарядные молодые женщины с нарядными детьми. Дети кидают в нас камни, и я жду, когда женщины или полицейские остановят их. Но ни полицейские, ни женщины не говорят детям ни слова».
«Один за другим к нашему строю подходили респектабельные господа. Присматривались, выбирая самых крепких, сильных. Ощупывая мускулы, деловито заглядывая в рот, о чем-то переговаривались, ничуть не считаясь с нашими чувствами. Я был маленького роста, хилый и остался среди десятка таких же нераспроданных заморышей.
Но вот высокий покупатель в потертой куртке презрительно оглядел нас, что-то пробурчал себе под нос и пошел в контору платить деньги. За всех оптом».
«Ох, и скрупулезно они отбирали себе рабов, особенно те, кому нужно было мало людей, человек по 10–15. Одна фрау раза три требовала выставить в ряд человек 50 и выбирала. Сразу отобрала тех пятерых девчонок из Бобруйска, которых я видела на вокзале у вагона. Они были чистенькие, явно городские, сопровождал их немецкий офицер. Чьи они были дети, что пережили до этого и как сложилась их судьба после — Бог весть. Одна из них прижимала к груди подушку и вытирала об нее слезы. Лицо этой девушки я запомнила надолго.
Я приметила немца, который стоял в сторонке и спокойно ждал своей очереди. Мне показалось, что лицо у него доброе и неплохо было бы попасть к нему. Так и вышло — он забрал всех, кто остался, человек 200, и повез в сопровождении охранников в небольшой лагерь в городе Бланкенбурге... Уже по дороге мы поняли, с кем предстоит иметь дело. Мое первое впечатление «о добром шефе» оказалось ложным. На правой руке у него висела резиновая дубинка, и она то и дело прохаживалась по нашим спинам, когда кто-то позволял себе заговорить чуть погромче».
Военнопленных не выставляли на торгах; их покупали оптом по крайне низким ценам. Имперское угольное объединение даже добилось того, что цена, которую предприятия отрасли уплачивали государству за труд военнопленных, оказалась ниже той, которую запрашивал Гиммлер за работу узников своих лагерей. Естественно, что столь дешевую рабсилу использовали «на износ».
(***)
А ведь режим в «рабочих лагерях» был не менее ужасающ, чем в лагерях военнопленных, и вырваться из них хотелось не меньше. Но — не любой ценой.
...Лагеря для восточных рабочих рассеяны по всему Рейху. Большие — при крупных предприятиях и маленькие, на два-три барака. Непременная охрана и колючая проволока. Если охрана не справляется и обеспечить должную производительность труда не удается, в дело вступает гестапо. Об этом четко говорится в инструкции: «Борьба против нарушений дисциплины, включая отказ от работы и бездельничанье, будет вестись исключительно тайной государственной полицией... В случаях серьезных нарушений, то есть тогда, когда средства, которыми располагает начальник охраны, недостаточны, должна вмешиваться государственная полиция, используя те средства, которые находятся в ее распоряжении. В таких случаях, как правило, будут применяться только строжайшие меры, как то: перевод в концлагерь или особая мера».
«Особая мера» применяется регулярно. «Я думаю, что я буду недалек от истины, — вспоминал доктор концлагеря Дахау Франц Блахи, — если скажу, что из всех казненных лиц в этом лагере примерно 75 процентов составляли русские граждане, и это касалось главным образом мужчин и женщин, которых присылали из других мест для казни».
В заводских цехах, куда остарбайтеров пригоняют на работы, их встречают плакаты, напоминающие об их статусе: «Славяне — это рабы».
...В сорок втором году еще не все остарбайтеры работали в лагерях. Некоторым повезло: они трудились на фермах, «у бауэра». Там столь же много работы, больше произвола, но, по крайней мере, нельзя умереть с голоду: всегда можно съесть предназначенное для свиней варево. А на заводах остарбайтеры обгрызают кору с деревьев.
Источник: http://militera.lib.ru/research/dukov_ar/13.html
Текст скрыт развернуть
0
Борис Гуменик
Борис Гуменик Ирина Гальченко 25 ноября, в 11:49 какое ты право имеешь упрекать хохлов в неправде. когда они говорят. что русские войска есть на Донбассе? что малазийский Боинг сбили ополченцы? Какое ты право имеешь не верить американцам, что Россия вмешивается в их выборы? что она же нападет на Прибалтику скорости? Почему ты одной туфте не веришь, а другая для тебя истина? В чем разница? и там и там говорят "очевидцы", которые видели, слышали, были свидетелями?..
Я не буду больше разговаривать с тобой на эту тему
Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Борис Гуменик Поделился записью Мир мужчины
улыбнуло
0
Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Борис Гуменик Поделился записью Так просто...
отличная подборка!
0
Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Борис Гуменик Поделился записью Летопись лихих 90-ых.
да, автор очень даже, надо отметить
0
Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Картина дня