Краткая информация

  • 04.07.1963, 57 лет
  • Высшее
  • Есть пара
  • Массажист
  • 195 друзей
Ссылки
ГЕНЕЗИС КАЗАЧЬИХ ВОЙСК (БЛОК-СХЕМА)
"Когда лучше нападать на Россию?". Вассерман рассказал анекдот
Вежливые грабители
Вадим Козин родился 21 марта (3 апреля) 1903 г. в Санкт-Петербурге, в семье петербургского купца первой гильдии Алексея Козина и цыганки из хоровой династии Ильинских-Санкиных Веры Ильинской[2]. Отец умер рано, поэтому Вадим был вынужден прервать обучение в гимназии, чтобы помогать матери и сёстрам. Артистическую карьеру Козин начал тапёром, озвучивая немые кинофильмы. Потом начал петь. Выступал на эстраде с 1920-х. Пел в комическом хоре Чарова, затем начал сольные выступления, исполнял цыганские песни и романсы («Калитка», «Утро туманное», «Мой костер»), произведения русских композиторов, собственные сочинения. Популярность Козина в крупных городах России, а особенно в Ленинграде, в 1930-х годах была фантастической. По воспоминаниям современников, за грампластинками Козина выстраивались огромные очереди. Во избежание беспорядков приходилось подключать даже конную милицию. Козин пел в основном под фортепианный аккомпанемент Давида Ашкенази, также под джаз-ансамбль В. Сидорова, гавайский ансамбль Б. Крупышева. Вдохновение его было таково, что он с гордостью вспоминал, что в каждом концерте исполнял без микрофона и усилительной техники до сорока песен.
Во время Великой Отечественной войны[править | править исходный текст]
В годы Великой Отечественной войны Козин выступал с концертами в частях действующей армии. По распоряжению наркома путей сообщения ему для поездок был выделен специальный вагон. Пластинки с записями Козина попадали в особую категорию (не подлежали сдаче на переплавку). В 1941 г. Козин подготовил программу, в которую вошла его патриотическая песня «Москва» («Нет, моя Москва не будет взята ими…»).
В начале декабря 1943 г. Козин вместе с Морисом Шевалье, Марлен Дитрих и Изой Кремер участвовал в концерте для участников Тегеранской конференции.
В предвоенные и военные годы у Козина было выпущено более 50 пластинок в Грампласттресте.
Осуждение[править | править исходный текст]
С 1945 года голос Козина пропал из эфира; пластинки не выпускались. За некоторое время до своего ареста у Козина произошёл словесный конфликт с Л. Берией, причиной стало невыполненное обещание Берии эвакуировать родных Козина из Ленинграда, где они и погибли. И как следствие, Особым совещанием при НКВД в 1944 году он был осуждён на 8 лет по 121 статье (за мужеложство и совращение малолетних)[3][4]. Отбывал наказание на Колыме. Был досрочно освобождён в 1950 г. — за примерное поведение и хорошую работу. В справке, выданной управлением лагерей, в графе «по какой статье осуждён» был поставлен прочерк.
Биографы певца отмечают, что срок Козин отбывал легко, к тяжёлым физическим работам не привлекался, работал в Магаданском музыкально-драматическом театре наряду с другими известными артистами-заключёнными Колымалага. От тяжёлых работ его спасла Александра Гридасова, начальник Маглага СВИТЛа.
Возвращение на сцену[править | править исходный текст]
В 1950-е годы возобновил концертную деятельность сначала в Сибири, а затем и в европейской части СССР, наращивая былую популярность. Однако в 1959 году был повторно осуждён по той же статье[5]. До конца жизни жил в Магадане, оставаясь своеобразной достопримечательностью города, человеком-легендой.
В 1960-х гг. появляются песни «Не стращай меня горькой судьбой» (А. Ахматова), «Лишь чёрный бархат» (Н. Гумилёв), «Не буди воспоминаний» (К. Бальмонт), «Идут белые снеги» (Е. Евтушенко).
В 1977 г. Козин записал с оркестром под руководством С. Скрипки, ставшую популярной «Песню десантников» («Лишь недавно учились мы…») (муз. М. Минкова/слова И. Шаферана) для фильма «В зоне особого внимания».
В начале 1990-х годов в стране неожиданно проснулся интерес к забытому певцу. На центральных телеканалах вышло несколько передач, посвящённых его творчеству и таланту. На празднование 90-летнего юбилея певца в 1993 году в Магадан вылетела целая делегация известных деятелей культуры во главе с Иосифом Кобзоном. Был организован «Музыкальный салон Вадима Козина».
Скончался Вадим Алексеевич 19 декабря 1994 года в Магадане. Похоронен в Магадане на Марчеканском кладбище. За свою жизнь он создал около 300 песен, а его репертуар насчитывал свыше 3000 песен.
После его смерти музыкальный салон был преобразован в мемориальный музей-квартиру.
Описание голоса и творчества[править | править исходный текст]

Голос Козина — тёплый, мягкого тембра, свободно идущий наверх, подвижный и переливающийся. Напоминает голос Сергея Лемешева, однако более камерный, матовый и со специфическим носовым призвуком. Пение Козина в его лучшие годы (1930—1940-е годы) производит очень большое впечатление благодаря точнейшему интонированию, тонкому и проницательному прочувствованию материала песни, высокой музыкальной культуре и страстности исполнения. Козин — талантливый композитор-мелодист, его лучшие песни «Осень», «Любушка» неизменно популярны и в наше время, их исполняют И. Кобзон, Н. Никитский, Т. Кравцова и другие мастера эстрады. Козин — известный популяризатор цыганской таборной песенной культуры.
Память[править | править исходный текст]

Мемориальный музей-квартира в Магадане[править | править исходный текст]
Единственный в России музей, созданный в память о жизни и творчестве легендарного певца. В 1991 году, в преддверии его 90-летия, председатель магаданского горисполкома Г. Е. Дорофеев инициировал создание по соседству с квартирой певца музыкального салона, в котором он давал домашние концерты до конца своих дней, аккомпанируя себе на подаренном к 90-летию рояле «Беккер». В 1995 году глава Магадана Николай Карпенко принял решение о создании мемориального музея в квартире, в которой певец жил с 1968 года, по адресу переулок Школьный, 1, кв. 9. Здесь сохранен интерьер, окружавший его много лет: пианино «Красный Октябрь», магнитофоны «Тембр», радиоприемник с подводной лодки, мебель, предметы быта и личные вещи. Здесь Козин принимал гостей и пел для Бориса Штоколова, Олега Лундстрема, Евгения Евтушенко, артистов цыганского театра «Ромэн». Интеллектуальное и творческое наследие Вадима Козина составляют магнитные ленты, записанные певцом в домашних условиях в 60 — 70-е годы, обширная переписка и личные дневники конца 50-х — начала 90-х годов, обширная библиотека, собрание нот, афиши, страноведческая коллекции газетных публикаций, личный архив фотографий.
Сегодня мемориальную квартиру и музыкальный салон, как и при жизни Вадима Алексеевича, посещают магаданцы разных поколений, приезжие артисты и политические деятели, иностранные гости города. На концертах здесь звучат песни и романсы из репертуара певца и его современников, экспонируется коллекция живописных портретов певца, проходят литературно-музыкальные вечера и встречи участников дискуссионного клуба творческой и научной интеллигенции «Хороший разговор», работает Общественный совет под руководством мэра Магадана Владимира Печёного. Музей Вадима Козина действительно востребован местным и российским сообществом, является популярным туристическим объектом. Ежегодно его посещают около 4-х тысяч человек.
Вадим Козин был упомянут Александром Розенбаумом в его песне "Серебристая Колыма"[6]:
На серебристой Колыме мы не скучаем по тюрьме,
Здесь слезы наши до земли не долетают,
На них здесь радуга висит, у дяди Козина спроси, -
А дядя Козин в этой жизни понимает.
0
Амазаонки. От древности до наших дней…
Чёрные страницы истории
Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх